Знакомство с собой – Психология о А до Я

Знакомство с собой

Знакомство с собой

«Я озадачена. Я чувствую себя нашпигованной различными
персонажами. Словно во мне идёт фильм или спектакль в реальном
времени. Иногда меняются декорации и временами появляются свежие
лица.
Такое со мной уже происходило несколько месяцев назад. Тогда я
силилась решиться продать машину и купить домик или квартиру. Я
взвешивала все за и против. Внутренний разговор не имел ни конца,
ни края. С одной стороны я считала, что справлюсь, но с другой тут
же подвергала себя критике, а решение сомнению.
Весь этот диалог мне что-то напоминал, но наконец я поняла,
что так обсуждали мои начинания родители. Где мама меня
поддерживала, а отец считал меня не способной, что-либо решить в
своей жизни. И ужас был в том, что если я стану на сторону матери,
то удовлетворю её желание. Она тогда доказала бы отцу, что я на
что-то способная. А я бы чувствовала себя бы предательницей в
отношении отца. Но если я бы приняла решение отказаться, тогда бы
получилось, что я признаю свою, не проходимую глупость и не на что
не годность в его глазах, отвергнув надежды матери.
И это всё происходило во мне. Они уже давно в прошлом, но всё
продолжали на меня влиять. Я заморозилась. Тогда в панике, чтобы
окончательно не охладеть, я побежала встретиться с подругой и её
мужем. Рассчитывая на подсказку или совет. Но когда они начали
обсуждать мою тему, то уже стали «родителями» на яву. И произошло
еще одно открытие, – что я окружаю себя людьми, которые похожи на
моих близких. Я переношу кадр отношений с ними, на настоящих,
сегодняшних людей».
Она перевела дыхание и продолжила: «Тогда я выбралась, твердо
решив, что это моя жизнь и сделала шаг на встречу своей мечте, –
покупать квартиру.
Но со временем появилась другая история. Я продаю детские вещи
и мне надо их минимально описывать. Ужас перед стыдом и позором
поселился в моей душе. Писатель с меня плохой. Это я еще со времён
учебы усвоила.
На сцене появилась декорация школы и два новых персонажа.
Любопытная девчонка. Она много читала. Всё что она поглощала,
переваривал, так сказать, мыслитель. Он сидел в кресле и задумчиво
выдавал созревшую идею. И всю их совместную работу, я как последняя
инстанция, должна обращать в слова и размещать в
интернет-магазине.
Но я-то помню свои оценки за сочинительства в школе и давай
брыкаться. Находила все возможные доводы для обесценивания идей.
Требовала от себя больше читать, напряжённо думать, но так чтобы
никакого подходящего текста не получилось. В какой-то момент я
увидела на себе костюм отца, – обесценивающего, вечно не
довольного, злобного ворчуна. Скинув его, я под ним обнаружила
одежки младенца желающего, чтобы за ним ухаживали.
Сообразив, что никто кроме меня этим заниматься не будет, а
нанимать людей у меня не хватает средств, я пошла на курсы
копирайтеров. Набравшись инструментов для этого хитрого дела и
только приступив, как на экране появился следующий эпизод.
Молодая девушка, следящая с интересом за рынком и
конкурентами, старательно подбирает стратегию. Ей около
восемнадцати лет. Она хочет быть честной с покупателями и всячески
избегает хитростей и «промывки мозгов» с использованием современных
для этого манипуляций. Упорно игнорирует двух других персонажей, но
иногда с ними спорит.
Другая, взрослая женщина, тридцати лет, как и мне, она
ворчливая и напоминающая о времени. С завидным постоянством бурчит
и подгоняет девушку. Пальцем стучит по стеклу часов и смотрит с
немым упреком в глазах. Она как собрание наставников женского рода
в моей жизни. Она принимает образы и мамы, и бабушки, и учителя, и
воспитателя, и декана.
Третий, – это старец, видящий во всём бессмысленность и
желающий влачить горькое существование до конца своих дней. Он
задаётся одним вопросом: зачем что-то делать, если в итоге всё
равно умирать. Так им и отвечает на любые попытки молодой и
взрослой женщин получить от него совет. Он предлагает расслабиться
и плыть по течению реки пока не пристанут у берега конца
жизни.
И сейчас, столкнувшись с собой в триедином лице, я словно
парализовалась. А по факту так оно и получилось. Пока я решала, как
мне действовать, сопровождая всё придирками к самой себе, ничего не
менялось.
Но я поражена была другим, – тем количеством лиц населяющих
мою душу, о которых я ничего не знала. И это не просто гости, это
олицетворения меня. И как я устраиваю драму, и ловко торможу свои
начинания. Что я перебегаю из одной роли в другую, потом нахожу
третью и четвертую. Использую все костюмы и маски когда-то
приобретенные. Ругаюсь, спорю, настаиваю, высказываю самой себе всё
то, что не смогла выразить реальным людям. Не доверяю и сомневаюсь
в своих силах в лице тех, кто меня в этом убедил.

И это всё во мне создавалось, находится и меняется. Не подозревала
я, что настолько многолика» – вздохнув, закончила она.