Заедать или стать увиденным – Психология о А до Я

Заедать или стать увиденным

Заедать или стать увиденным

Когда-то я отказался искать утешения и позже забыл об этом. Но
начал набирать вес. Осознать, что к чему помогло мне одно
упражнение.   
 
Это случилось прошедшей осенью, когда я пошел на
гештальт-конференцию про работу с телом. Тогда я и осознал, почему
я именно так регулирую свой вес.
 
Раньше я это только понимал. То есть, знал, но это знание ни к
чему не приводило – оно было без энергии. Просто объяснение,
которое немного успокаивало, а что-то предпринимать при этом не
хотелось. Но теперь все резко стало на свои места, и картинка
прояснилась.
 
Все благодаря воркшопу, где участники исследовали, как на
самом деле живут их тела – в какие фигуры складываются и как. Моя
изначальная «живая скульптура» показала, что я сердит и раздражен.
И я очень удивился, что она стремилась сложиться в позу, которая на
самом деле страдает и закрывается. Из этого мы попытались найти
среднее положение – то, из которого можно обратиться к внешнему
миру. Мое тело сложилось в просьбу о помощи.
 
Оказывается, я чувствую себя жалким и ничтожным, а прячу это
за гневом и раздражением. На самом деле я хочу утешения, но от
людей получить не могу – откуда им понять, что когда я иронизирую и
злюсь, то хочу, чтобы меня пожалели? Тем более, что я и сам этого
не понимал.
 
Открытие меня потрясло. Я еще день приходил в себя и осознавал
многие вещи, которые из этого вытекали.
 
Если вкратце, то однажды я отказался искать утешения. Как я ни
пробовал, я его не получал. Мама была вечно занята, другим взрослым
было не до меня, а ровесники только и искали повод понасмехаться.
Это было начало подростковости, и тогда я все видел в черно-белых
тонах: если мир меня не принимает таким, то я вообще не буду ему
открываться. Не буду показывать, что я в чем-то нуждаюсь. Не буду
показывать, что меня что-то злит, что-то огорчает, а что-то радует.
А чтобы как-то обходиться с чувствами, то я решил и их не замечать.
Так я себя «заморозил».
 
В тот момент мне это помогло – я стал больше опираться на
себя. Но позже это вылилось в проблемы. О своем решении я забыл
совсем, но потребность быть увиденным и принятым никуда не делась.
Как бы я ее ни вытеснял, она все равно пробивалась к сознанию
всевозможными страннейшими способами. Я не понимал, как это все
воспринимать и как с этим обходиться. И я страдал.
 
Я погружался в отношения, в которых искал принятия, но ожидал,
что другой человек заметит мою потребность и поможет с ней. Ни к
чему, кроме боли, это не приводило – мучился и я, и к тому времени
уже близкие мне люди.
 
Я пытался компенсировать это достижениями. И я все силы бросал
на то, чтобы стать успешным – по тем или иным меркам. Ничего, кроме
усталости и разочарования, это не приносило.
 
Я пытался утешать себя, чем мог: алкоголем, романам,
приключениями. Ничего, кроме истощения, я не получил.
 
Еда стала одним из способов облегчить свою жизнь. Особенно
сладости, мучное, жареное, острое и прочие вредности. Как будто она
отзывалась на мои чувства. Если мне было уныло, я находил острое –
и тогда я как будто становился бодрее. Если я печалился, то ел
сладкое – и тогда мне становилось радостнее.
 
Этого всего я не осознавал. Я только удивлялся, как странно
складывается моя жизнь, и что я ничем в ней не управляю. И мучился.
Потому что требований к себе я выдвигал много, а соответствовать им
всем не успевал. К этому прибавлялись приступы отчаяния и
депрессии, которые учащались и усиливались.
 
Чтобы это все осознать, мне понадобилось несколько лет
психотерапии личной, серьезное погружение в теорию и практику
гештальт-терапии, два Вижн Квеста. Понемногу я знакомился с
чувствами, присваивал себе остальные отщепленные части, учился
удовлетворять другие потребности. Это дало мне ресурсы,
необходимые, чтобы осознать потребность быть увиденным.
 
Оказывается, очень важно смочь открыться в своих слабостях и
несовершенствах. И в ответ получить не «Ну ты нудный», «Все будет
хорошо», «Мысли позитивно!», «Это потому что ты…», «Отстань», а
простое «Вижу, тебе фигово. Я с тобой».
 
Я стал учиться просить о такой помощи. Тяжело было
представить, как кому-то сказать, что я устал, или запутался, или
облажался в чем-то – у меня не было такого навыка. Я очень
сдерживал себя из-за страха встретиться с непониманием. Я научился
внимательно слушать остальных и принимать и поддерживать – так я
неосознанно ожидал взаимности – но к себе это умение применять не
умел.
 
Вспоминаю теперь и поражаюсь, как много изменилось за восемь
месяцев. Просить о помощи стало намного проще, хотя еще часто ловлю
себя на автоматическом импульсе закрыться. И сбегать в магазин за
какой-то вредной едой. Но автоматизма становится заметно меньше, и
я все реже заедаю. Хотя не столько новому отношению к еде радуюсь,
сколько возможности получить утешению от близкого человека – оно
куда приятнее и важнее, чем мысли о том, как я выгляжу.