За деревьями увидеть лес несколько слов о понятии гештальт – Психология о А до Я

За деревьями увидеть лес: несколько слов о понятии «гештальт»

За деревьями увидеть лес: несколько слов о понятии «гештальт»

«Вот у нас двое мужчин с одинаковым именем. Так что, кто сидит
между ними, можете загадывать желание. Собственно, все могут, кроме
одной бедной девушки». Это обо мне. Удивляюсь, потому что возле
одного из них я как раз сижу. А между мной и вторым — только
ведущая этого мастер-класса (непсихологического — актерского). То
есть как раз у нас с ней «загадать желание» оснований гораздо
больше, чем у остальных –надцати участников. Но, судя по ее словам,
она видит картину иначе. Перед ведущей — то ли дуга, то ли другая
разомкнутая фигура, на одном конце которой я, на второй — один из
упомянутых мужчин. Сама она — напротив и вне фигуры.
 
Наверное, для большинства это выглядит именно так. Я же
привычным взглядом гештальтиста замыкаю всех присутствующих в круг.
Игнорируя то, что пространство выстроено иначе и между мной и
ведущей расстояние действительно немалое. Я воспринимаю всех как
одну фигуру, как целое. Включаю в это целое себя и однозначно
включила бы, находясь в буквальном смысле на месте ведущей.
Пожалуй, с точки зрения геометрии это искажение. А с точки зрения
гештальт-терапии — неплохой навык…
 
Не знаю, есть ли гештальт-терапевты, которых ни разу в жизни
не спросили: «Что такое гештальт?». Имея в виду подход или же
собственно понятие «гештальт» — в данном случае не суть. Они, с
одной стороны, связаны, конечно. С другой стороны, связаны не
настолько, чтобы тремя предложениями объяснить, что такое
«гештальт», а потом, оттолкнувшись от этого объяснения и добавив
еще предложений пять, внятно очертить особенности соответствующего
психотерапевтического направления. Связь «гештальта» с подходом —
можно, наверное, в восьми предложениях. Но подход опирается далеко
не только на «гештальтпсихологию» (а понятие взято именно отсюда).
Поэтому, не пытаясь изложить исчерпывающе, просто скажу два слова о
навыке объединять элементы в целое, видеть за деревьями лес, то
есть, собственно, форму, образ — тот самый «гештальт».
Крупный план. Двое женщин — терапевт и клиентка. Одна рассказывает
об отношениях с мужем. Говорит о том, что чувствует себя одинокой и
непонятой. Рассказывает долго, не упуская подробностей. Мнет
бумажную салфетку, плачет. Вторая расспрашивает и какое-то время
молча слушает, кивает. Бросает несколько фраз — и клиентка начинает
улыбаться. Потом опять грустнеет. Терапевт рассказывает что-то о
себе и клиентка на какое-то время перестает мучить салфетку. Потом
перебивает, что-то спрашивает и опять плачет… Они говорят о муже
клиентки и других мужчинах. Об отце. О том, чем еще, помимо
отношений с мужем, наполнена ее жизнь… Камера постепенно
отъезжает, и уже нельзя расслышать слова, и мимика неразличима.
Видно только, что разговаривают две женщины. Долго. И через
неделю будут говорить час, и еще через неделю, и через три.
Можно дробить сессии на отрезки и увидеть, что именно происходит в
каждом из них. А в целом диалог напоминает общение матери и
дочери. И неважно на самом деле, сколько им лет. Одна говорит о
своих переживаниях, проблемах, вторая выслушивает и дает понять,
«что это нормально». «Условно старшая» делится с «младшей» опытом.
И это может быть, в частности, тем, «за чем» клиентка пришла в
терапию. С ее матерью такой диалог никогда не был возможен. И тогда
через неделю или через две она будет снова говорить о муже и других
мужчинах. Или о чем-то еще. Содержание беседы и чувства изменяются,
но издалека камера ухватит ту же мизансцену — мама по душам говорит
с дочерью. И это не значит, что терапевт будет игнорировать
«запрос» клиентки: проблему и конкретные переживания, с которыми
женщина приходит. Они также важны. Но помимо них важно что-то
еще.
 
Анализируя сессию, терапевты иногда прибегают к вопросу «на
что это похоже?». Метафоры тут хороши не только тем, что «обходят»
рацио, а и тем, что объединяют разрозненные элементы в целостный
образ. Словосочетанием или предложением описывают то, на что
понадобился бы абзац, будь это язык понятий. Терапевт и клиент
скользили по льду. Терапевт кормил клиента невкусной едой, а тот
выплевывал. Опять же «ребенок» плакал, а «мама» утешала…
 
Задача терапевта — разглядеть и деревья, и лес — потребность
клиента, о которой он не говорит прямо, да чаще всего и не знает о
ней. Терапевт видит себя и частью целого, включает себя в «фигуру»,
и в то же время пытается посмотреть на происходящее со стороны.
И хорошо, конечно, периодически сверяться с кем-то, кто видит
работу со стороны в прямом смысле слова — с группой и тренерами,
если это обучающий формат; с ко-терапевтом, если это
терапевтическая группа; с супервизором, который, даже работая
заочно, помогает «достроить фигуру», ухватить «гештальт».