Виктимблейминг или жила-была девочка, сама виновата – Психология о А до Я

Виктимблейминг или жила-была девочка, сама виновата

Виктимблейминг или жила-была девочка, сама виновата


“Термин «обвинение жертвы» (victim blaming) впервые
использовал Уильям Райан в одноимённой книге (Blaming the Victim),
опубликованной в 1971 году. “Обвинение жертвы” основано на
вере в справедливый мир, при котором человек верит в то,
что любое действие вызывает закономерные и предсказуемые
последствия. Первооткрыватель феномена веры в справедливый мир
Мелвин Лернер, указывал на то, что люди реинтерпретируют
несправедливое событие, связывая его с поведением или свойствами
жертвы, и тем самым одновременно обвиняют и принижают её, чтобы
избежать признания ошибочности своих представлений о справедливом
устройстве мира”.
 Виктимблейминг или жила была девочка сама виновата
 
Виктимблэйминг простыми словами, это когда вы слышите в
быту:
“Жертва изнасилования виновата сама”, “Родители ребенка
виноваты в том, что у него врожденное заболевание”, “Нечего было
возвращаться домой поздно, поэтому сумку украли”, “Нечего реветь,
сама виновата в том, что случилось”, “Подумай, что привлекло в
твоем поведении насильника” и т.д.
 
Некорректное и неуместное поведение работников социальных и
медицинских служб может повлечь за собой ретравматизацию
пострадавшего и относится к одной из форм виктимблейминга.
 
Но как не допустить этого процесса в своей
работе?
Особенно начинающему специалисту. Ведь такие фразы
как: “Тебе нравится быть жертвой”, “Ты получаешь выгоду, создавая
себе подобные ситуации” тоже могут быть отнесены к одному из видов
виктимблэйминга.
 
Важно помнить (или знать), что при столкновении с травмирующим
событием, которое выходит за рамки обычного человеческого опыта,
человек проживает ряд стадий. В литературе их рассмотрено
достаточно много, и последняя стадия обычно называется “адаптация»,
«принятие произошедшего”, “ассимиляция”. После чего у человека
наступает облегчение.
 
И на ранних стадиях важны:
1. Создание ощущения безопасности и ясных терапевтических
отношений: доверительная атмосфера, хороший клиент-терапевтический
альянс, безопасное пространство и т.д.
2. Создание у клиента ресурсов для дальнейшей работы с
переживанием. Мне очень нравится термин Питера Левина
“Контейнирование переживания”.
3. Помощь в принятии факта произошедшего. Возможность делиться
произошедшим (в быту это чаще всего распознают за жалобы и
человека тут же подвергают “эмоциональной порке”)
. Обучение
методам совладания с последствиями травмы.
 
И только после этих стадий уместны все интервенции на принятие
ответственности за свое поведение в экстремальной или
травматической ситуации. В том числе работа с повторяющими
травматическими сценариями, границами и прочим.
 
В моем понимании при попытках вернуть жертве ответственность
на первых же стадиях проживания травматического события, у клиента
возникает “сопротивление”, что вполне закономерно. И, может быть,
попытка вернуть ответственность за происходящее идет у специалиста
от чистого сердца, но чаще всего клиентами она не принимается.
Более того, это часто приводит к тому, что хорошо внушаемые люди,
начинают предаваться самообвинениям. А самообвинение и адаптация –
это совсем разные вещи. 
 
P.S. Почему человек не заметил чего-то и попал в беду? Ну,
это же так очевидно, туда не надо было ходить!
 Ответ
прост: Потому что мир не идеален, все совершают ошибки. У человека
совсем другой жизненный опыт, другие родители, которые, скорее
всего, использовали авторитарный стиль воспитания и т.д.
 
P.P.S. Жертв не надо жалеть, это может создать треугольник
жертва-спасатель-тиран. Я могу стать спасателем, если буду жалеть
жертву.
 Спасать и помогать проживать человеку стадии
шока, отрицания, гнева, депрессии –  это совсем разные вещи.
Если это делать бесплатно и 24 часа в сутки, преследуя какие-то
корыстные цели, то это – спасение. А молчаливое присутствие рядом,
теплый чай и плед для друга – это близость и человечность.
 
Берегите друг друга!