Травма и ресурс – Психология о А до Я

Травма и ресурс

Травма и ресурс


Некоторое время назад я проходила учебу по работе с травмой и,
как водится, на учебных группах, все участники приносили свои
истории. 
Мы не теоретизировали о том, как бывает тяжело, а соприкасались
вживую с собственным болезненным опытом.

Работа с такими темами приводит и к пониманию очень мощных и
глубоких сил в человеке, и важная часть работы с травматическим
опытом – постоянное возвращение к ресурсам, к тому, что дает
возможность жить. 

Я сама очень долго не могла понять – что такое эти самые ресурсы, и
зачем мне замечать – в чем, отчего и как мне может быть хорошо,
если мне – плохо?

Иногда слово «ресурс» воспринималось, как знаменитое «зато»: «мир
рушится, зато я умею крестиком вышивать» – попытка зажмуриться и не
замечать происходящих разрушений, отвлекаясь “позитивом”.

И вот тут очень важно разделить – что такое обесценивание
переживаний, а что – опора на собственные ресурсы, позволяющая
справиться с трудной ситуацией.

Обесценивание – это отрицание, лишение права на существование
смыслов, чувств и переживаний, заявление о том, что человека в
сложном или болезненном для него месте – нет или он какой-то
неправильный, плохой.

«Когда ты злишься или плачешь – с тобой что-то не так» – вызывает
ощущение своей дефектности, плохости, стыда.

«Твоих переживаний попросту не существует, ты придумываешь, такого
не бывает» – делает человека сумасшедшим, «иным» – ведь его мир,
оказывается, критичным образом отличен от мира других людей – то,
что с ним, никто не понимает, не видит и не может разделить.

И крайне важно замечать, принимать, давать время, внимание и
пространство всем тем чувствам, реакциям и мыслям, которые
существуют и требуют признания – страх, зависть, гнев, отвращение –
все эти переживания показывают, что нам важно, что ценно, в каких
местах мы разрушаемся, а что хочется сохранить и защитить.

Но бывает, что человек так срастается со своей болью,
беспомощностью, страхом, настолько привыкает думать о себе, как о
том, кто не может, что нужна специальная работа, выход на другую
точку восприятия – с которой будет видно больше, чем изнутри
травмы.

Основное отличие травмы от стресса, пусть и сильного, – она
приводит к ощущению тотального бессилия, невозможности что-либо
изменить, распаду мира – внутреннего, внешнего, или
обоих. 
Это про отступление, отказ от жизни – иногда в самом прямом
смысле. 

После стресса так или иначе происходит регенерация, восстановление
реакций, а травма – разрушает, полностью отсекает человека от его
сил и надежд.

И когда человек полностью погружен в эту беспомощность, когда
каждый шаг ведет к ухудшению состояния – вот тут важно обращаться к
ресурсам.

Что же такое эти самые ресурсы? 

Это все то, что дает нам ощущение жизни, устойчивости, спокойствия,
радости – чего-то хорошего.

Они могут быть внутренними и внешними, телесными (нравится на
что-то смотреть, например, или двигаться, или дышать),
эмоциональными (что-то вызывающее переживания уверенности,
спокойствия, любопытства, радости – даже если это наблюдение за
полетом жука, например).

Любые моменты, где можно заметить – я живу, дышу, существую, что-то
для себя делаю.

Пусть небольшое и самое простое.

В защитных реакциях можно видеть ресурс – я себя защищаю.

В дыхании, в жизни тела – ногах, стоящих на полу, руках, держащих
или делающих что-либо, в глазах, которые могут видеть, в голове,
которая думает – во всех этих моментах можно заметить, как несмотря
на трудность и переживание бессилия я выживаю, сохраняюсь,
продолжаю быть.

Пусть вокруг бушует ураган – в эту конкретную секунду, минуту, час
и день – я остаюсь и живу.

Для чего это нужно – для выхода из тотальной беспомощности, для
того, чтобы была возможность проверить – я действительно сейчас
исчезаю и моя жизнь заканчивается (чем пугает травматический опыт)?
Или мне это по привычке кажется, а на деле – вот, я здесь.

И, если я остаюсь – что происходит, кто я, что я могу и что
хочу?

В таком взгляде нет пренебрежения болезненными переживаниями, как
при обесценивании, но в тоже время – они перестают быть
единственным опытом.

Это можно сравнить с ходьбой на двух ногах – даже если одна
травмирована, опираться на здоровую – не значит забыть о больной,
пренебречь ею, это значит – беречь ее, и заботиться о своей
возможности передвижения.