Слабые мужчины, сильные женщины или унисекс?

Слабые мужчины, сильные женщины или унисекс?

Время идёт, мир меняется… Вот только не всегда в лучшую сторону. Раньше наши Земли славились богатырями, а сейчас? Сейчас мы занимаем первые места по алкоголизму, вымиранию. Наши девушки славились на весь мир своей чистотой, красотой и нежностью. А сейчас? Сейчас девушки всё больше становятся похожими на западных бизнес-леди, такими же строгими, бесчувственными, приобретая всё более мужские черты.

Почему настоящих мужчин все меньше?

Женщины освободились от гнета, они имеют равные с мужчинами права, освоили мужские профессии, научились обеспечивать себя и своих родных. При этом они все еще рожают и воспитывают детей. Воспитывают их везде: в семье, в детском саду, в школе, в институте. Повсеместное влияние женщины невозможно остановить, она вездесуща и все больше доминирует в обществе. Но, как ни странно, это не придает гармонии.

Женщины, взвалив на себя непосильную ношу, играют по мужским правилам, исполняют мужские роли, а мужчины, обладающие меньшей приспособляемостью, гибкостью, изворотливостью и эмоциональностью, постепенно уступают им свои права, позиции, обязанности, перекладывают ответственность и превращаются… Сами знаете, в кого они в итоге превращаются!

Эмансипация привела к тому, что каждый мужчина теперь может стать женщиной в прямом и переносном смысле этого слова. Мужчины стали нежными и чувствительными, беспомощными и слабовольными, они ретируются от агрессивной женской напористости, уступают своей лени, привычке к стабильности, удобству, комфорту, своему нежеланию что-то менять и лишний раз напрягаться.

В их крови все меньше тестостерона, на содержание которого влияют не только сотни галлонов табачного дыма, тонны модифицированных пищевых продуктов и пиво, употребляемое бочками, но и экологическое неблагополучие современного мира – мира странных положений, где женщинам предоставляется право быть добытчицами. Может быть, все дело именно в этом?

Может быть, именно равные права делают нас асексуальными, холодными и безликими существами среднего рода, не способными к продолжению жизни? Шотландский Совет медицинских исследований опубликовал результаты своих исследований: способность к воспроизводству у мужчин снижается примерно на два процента в год. У сыновей показатели хуже, чем у отцов, т.е. у мужчин, не достигших 35-летнего возраста, вырабатывается на четверть меньше сперматозоидов, чем у мужчин, рожденных в 1950-1970 годы.

А женщины постепенно становятся у руля!

Согласно данным Центра оборонной информации Соединенных Штатов, ныне женщины составляют 14,4% офицерского и 14,7% рядового и унтер-офицерского состава вооруженных сил США. Женщин-офицеров в американских войсках больше, чем чернокожих офицеров-мужчин. К настоящему времени в истории вооруженных сил США более 50 женщин были удостоены воинского звания генерала или адмирала. Сегодня американки служат во всех видах и родах ВС: их около 180 тыс. – рядовых, сержантов и офицеров.

Если взять наших женщин и историю их маскулинизации, то печальные последствия Великой Октябрьской социалистической революции ярко демонстрируют, как под лозунгом равноправия из женщины активно изгонялась женщина.

Наши румяные и пышногрудые Кустодиевские хохотушки, воплощавшие в себе здоровый дух, пленительное женское начало и стремление к продолжению рода, трепетными усилиями советской власти за несколько десятилетий превратились в хищниц-профессионалок, высохших до состояния коллег со стандартным отсутствием груди и бедер, готовых заткнуть за пояс любого мужчину-специалиста. Но при этом они совершенно разучились быть матерями и женами, которые охраняют свой дом, очаг и мир своей семьи. Когда-то, 90 лет назад, вместе с идеей равноправия им вручили комсомольскую путевку на Магнитку и строительство Байкало-амурской магистрали. Дали в руки лопату, кирку, лом, пропуск в шахту и права на управление трактором. И вдохновили на труд и подвиг во имя вождя всех народов и его великих идей, ежедневно внушая: "Сначала думай о Родине, а потом о себе!" И о своей семье, детях и муже тоже забудь. А лучше отрекись, пока они не попали в разряд "врагов народа" и не потянули тебя за собой на урановые рудники.

Впрочем, думать о муже в том извечном женском смысле, который предполагал бы заботу и сопереживание, женщине в кожанке было некогда и даже как-то по-мещански стыдно, ведь ее ждали великие дела. А чтобы не угнетала и не разрывала на части мысль о преступлении против своей природы, можно отказаться от этой самой природы на законных основаниях, избрав спасительную стезю легализованного и оправданного обществом аборта.

Он давал женщине право распорядиться на свое усмотрение бесценным небесным даром – человеческой жизнью, при этом найдя для себя оправдание и объяснение в рамках гуманистической советской идеологии, вытекающей из социальной роли женщины в строительстве коммунизма. Коммунизм мы не построили, особенно великих дел тоже не сделали, кроме разрушения и загрязнения своей планеты, но вернуться обратно к своим истокам уже не можем, слишком много воды утекло. А вместе с ней выплеснулась из нас извечная тяга к материнству и семейным узам. Вытравили мы ее из себя, как и душевное тепло, которому не находилось приложения в тягостных условиях долгожданного, но извращенного равноправия.

Современная женщина, которая взвалила на свои хрупкие плечи и производство, и дом, выдержит все!

Потому что она двужильная (две Х хромосомы), и маскулинные ее качества совершенствуются с каждым годом. Она приспособится! И среди нас есть такие, которые находят особую прелесть в том, чтобы подмять под себя всех вокруг, стать СУПЕР-МАМОЙ.

Наши мальчики с детства привыкли, что мама решает все. Решает за них глобальные вопросы мироздания и повседневной жизни, пережевывает и в рот кладет. Иногда даже в порыве энтузиазма глотает. А сын.… Да, какой он теперь собственно сын. Ребенок, дитятко ненаглядное. Всю жизнь таковым и останется.

Он привычно ищет в особях женского пола, внешне похожих на его мамочку, теплую пристань своих заоблачных мечтаний о счастливой, защищенной от усилий жизни. И, представьте, находит. И с успехом пользуется этой пристанью по полной программе, выдумываю удобную философию на все случаи жизни, оправдания и отращивая пивное брюхо, наполненное любовно приготовленным ее руками оливье. И МЫ ЕМУ ЭТО ПОЗВОЛЯЕМ! Как это грустно, в сущности!

Но самое печальное заключается в том, что мужчина, собственно, в этом не виноват, как не виновата и женщина. Ибо это лишь проявления общественных тенденций, перегиб исторического развития, который связан не только с революциями и войнами, переживаемыми государствами и изменяющими психологию людей.

Это комплексный и сложный процесс разрушения старых традиций, гендерных ролей, функций и особенностей, затрагивающий все сферы жизни, некий глобальный ноосферный сдвиг, в результате которого на смену традиционным мужчине и женщине приходит нечто среднее: существо унисекс – универсальное НЕЧТО! Или НИЧТО!

"Ни мужик, ни баба, ни молодец, ни девица, ни пожилой, ни старый, ни середовой, ни малый, ни ведун, ни ведунья, ни колдун с колдуньей, ни киевская ведьма" (древний русский заговор).

Только в наших силах остановить глобальную унификацию и превратить это НИЧТО действительно в НЕЧТО!

Почему мы так "паримся" над нашими социальными ролями? Какая разница, в сущности, кто рулит, кто сильнее, кто слабее, кто хранитель очага, а кто добытчик? Какая разница!

Главное, кто входит в состав экипажа и куда этот экипаж движется. К какому общему берегу стремится причалить? Не в этом ли главный смысл нашего взаимодействия? Вместе плыть в бухту своего счастья, исполняя те роли, которые у нас получаются лучше всего в данный момент нашего развития и к которым у нас есть большая склонность!

Слабые мужчины, сильные женщины или унисекс?

Джон Грэй в книге "Марс и Венера начинают сначала" пишет о четырех "целительных эмоциях": гневе, скорби, страхе и сожалении. Если их вовремя не прожить при расставании, в других отношениях они вернутся вновь – и человек замкнется в "неспособности получить желаемое, неуверенности в своих чувствах и нерешительности в принятии обязательств". Сегодня, считает Грэй, мужчине дозволено по-настоящему ощущать только гнев; три другие эмоции говорят что-то об уязвимости, а потому находятся под "социальным" запретом.

Статья Станислава Раевского "Аналитическая психотерапия как забота о себе": "В современной культуре мужчины значительно меньше обращаются за какой-либо врачебной помощью, чем женщины… Такое обращение кажется слабостью, потому что разрушает миф о способности самому справляться со своими психологическими трудностями. И, конечно, мужчинам необходимо больше силы и решимости для того, чтобы проявлять заботу о себе".

В романах XVI века герои в доспехах плакали, целовали друзей при встрече, и вообще – их эмоции были на редкость бурными. Александра Суприянович в статье "Слезы рыцаря" исследовала мужские слезы в средневековых эпосах. Выяснилось, что рыцарю не просто не запрещалось проявлять чувства – их отсутствие в важных ситуациях считалось признаком мужской слабости! При этом проливать слезы в разлуке с любимой было "по-мужски", а вот плакать, прощаясь с матерью, было нежелательно: нашедший свою любовь рыцарь воспринимался как взрослый мужчина, а тот, кто не хотел покидать мать, казался остальным слабым и несамостоятельным мальчиком.

Сейчас часто рассуждают и о слабости мужчин, и о мужской хрупкости при стрессах. Но в современном мире есть стойкие, совсем не хрупкие мачо, которые никогда не выражают эмоции, зато запросто могут оскорбить жену. Молчаливый героизм – не знак силы, а скорее роскошь культуры офисных клерков, страдающих гиподинамией. У того, кто воевал в тяжеленных доспехах, каждый день подвергался опасности и вообще был как-то ближе к физическому миру, вряд ли оставались силы еще и на сдерживание эмоций. Но я не призываю всех тут же начинать рыдать – вовсе нет. Ведь, в конце концов, рыцари не только плакали, но и действовали: любили и побеждали. А тех слез, которые наворачивались на их глаза от бессилия, не видел никто.

Основа статьи взята на www.passion.ru

Будем благодарны, если поделитесь статьей:

Leave a Reply