Семеро против Фив, или мысли о том как сохранить ценное в отношениях – Психология о А до Я

Семеро против Фив, или мысли о том как сохранить ценное в отношениях

Семеро против Фив, или мысли о том как сохранить ценное в отношениях

Я перестала любить ходить по магазинам.
В какой-то момент словила себя на том, что это мне больше не
интересно. Нет, ну иногда, конечно, появляется что-то типа
охотничьего инстинкта и я еду в проверенные места, в правильный
лес, так сказать, и в этом состоянии удаётся быстро распознать и
увидеть свои вещи – нюх обострен, вкусовые рецепторы включены, все
заточено и настроено на эту охоту.
Магазин, заряженный моей нуждой и недовольством в нём
находится, ещё никогда не отблагодарил меня хорошей
находкой.
 
Но вот лето наступило, а аппетита все нет. Спасибо аппетиту
прошлого лета, что не оставил меня голой и босой)
 
А сейчас будет история про людей, но как по мне тоже из той же
серии. Вчера разговаривали с подругой о том, что часто близкие люди
обижаются и предъявляют нам претензии про то, что мы не
интересуемся ими, редко звоним, редко хотим встретиться, что нет у
нас на них, так сказать “аппетита”. А вроде как должен быть, если
отношения важны. 
 
Я часто испытывала растерянность в этом месте -обычную такую
растерянность хорошей девочки, когда-то в паре с виной, а сейчас
скорее с раздражением и желанием разобраться.
В какой-то момент начала замечать в этом наезде попытку
переложить ответственность – мол, я должна интересоваться. А другой
вполне себе не обязан быть интересным для меня. Это мне нужно
напрячься и вложиться в эти отношения, накачать интерес к этому
человеку, чтобы другой мог почувствовать собственную ценность, а
иначе никак – “не ценный” человек обижался и часто переставал со
мной общаться. При этом сам он никак не хотел вкладываться в то,
что бы отношения ожили. Разве, что этими обидами и периодическими
разрывами отношений.
 
И от клиентов слышала похожие истории с разных сторон -кто-то
был уверен, что люди сволочи, раз ими не интересуются, а кто-то –
что он сам- свинья, раз не испытывает острого или хотя бы какого
интереса взаимодействовать.
И я задумалась. 
 
Задумалась о нескольких вещах, кроме ответственности, про
которую я написала выше – 
например, об актуальной (точечной) и постоянной важности
отношений. 
Являются ли вынужденные звонки или встречи единственно
возможным подтверждением важности?
Можно ли считать их отсутствие тем, что для меня отношения не
важны?
То, что я понимаю про себя, как бы грубо для кого-то это не
звучало, мне действительно часто в какой-то момент какие-то
отношения не важны. 
С любимым человеком, с детьми, с конкретным клиентом, с мамой,
папой и другими родственниками, с подругой. 
Это связано с тем, что в фокусе моего внимания оказывается
что-то другое, что-то другое становиться для меня важным. И так
происходит всегда- одно меняет другое, и так далее, и так далее.
Пресловутая фигура-фон, фигура-фон. 
Моя жизнь, слава богу, не состоит из одних единственных
отношений. И мне многое интересно.
Более того, часто еще бывает и так, что наши векторы
настроенности, наши потребности в совместности с какими-со людьми
могут не совпадать. Я не всегда хочу общаться с мамой, мои дети не
всегда хотят общаться со мной.
Мне всегда казалось это нормальным. То, что потребности могут
не совпадать, если вам не 2-3 месяца и вы не мама такого малыша.
Даже в этом возрасте они не совпадают, просто ответственность за
распознавание этих самых потребностей на маме. 
Это может расстраивать, огорчать, но это реальность и если не
пытаться её избегать, а заметить, что она такая, то можно начать
строить свою жизнь не вокруг или не только вокруг интересов детей
или других близких людей, но переживая отвержение, искать свой
собственный интерес, наполнять свою жизнь чем-то другим, искать
свое. А не ждать, что кто-то должен прийти и развлекать, просто
потому, что вы в отношениях.
Признавая и позволяя себе ” не быть должным”, появляется
больше воздуха и желания кому-то звонить, с кем-то общаться. Именно
потому, что я хочу, а не должна, я выбираю, например, быть с
детьми, люблю с ними общаться. Я искренне хочу быть для них
интересной. Что бы они звонили мне и хотели видеть не потому, что
должны, а потому что со мной интересно. 
И для этого я интересуюсь – часто не ими, другими людьми, их
судьбами, но это наполняет меня, меняет. Я всегда возвращаюсь к
ним, и у меня есть для них большой кусок души – тот, куда я пускала
других людей, другие отношения, другие впечатления, которые в
какие-то моменты я выбирала как более важные. Они тесали меня,
делали меня, влияли на меня, перекраивали меня, оживляли мою
душу. 
 
Вот таким способом вкладываясь в себя, в свою жизнь и выбирая
возвращаться к кому-то в какой-то момент, не говорю ли я каждый
раз, что это важно для меня сейчас, что ты важен для меня
сейчас?
Имеет ли право такая “актуальная” важность занять достойное
место, как достаточно важная рядом с постоянной, нуждающейся в
подтверждении часто путем насилия над собой? Является ли выбор
чего-то или кого-то другого равнодушием по отношению к
“нуждающемуся”, но при этом никак, кроме упреков, не
вкладывающемуся в отношения?
Как по мне, там где появляется жертвенность и вынужденность,
интерес и возбуждение гаснут. 
Я избегаю таких отношений, злюсь на то, что меня иногда в них
приглашают и оставляю за собой право выбирать другие. Но это уже
тема для новых размышлений.
А вопросы, которые выше, очень хочется оставить для вас
открытыми.
 
Автор: Алена Швец