Ресурсно о шизоидах – Психология о А до Я

Ресурсно о шизоидах

Ресурсно о шизоидах


Это раньше я думала, что я странная, никем не понятая,
социофобная и чувствительная. А теперь я знаю, что нас много. И
называемся мы шизоидами (не путать с шизофрениками).

Извечный конфликт человека шизоидного типа, по типологии Ненси Мак
Вильямс – “стой там, иди сюда”. Обладая высокой чувствительностью,
словно ты рождён без защиты от лавины звуков, запахов, чувств
окружающих людей, их мыслей и намерений, он прячется от всего, в
свой богатый внутренний мир. Шизоиды считывают информационный поток
напрямую, каждой клеткой тела, питая свой интеллект и доводя его до
оргазмических болезненных судорог. Ведь именно Интеллект – его
стихия, его друг и его бог. Они хорошо видят, кто врет, кто
красуется, кто открыт, кому плохо и кто счастлив. Видят не глазами,
а чем-то ещё, даже когда человек внешне предъявляет приросшую маску
“хорошести”. Научиться доверять своему видению – одна из важных
задач шизоида, так как с детства внешняя картинка, подтверждаемая
окружением и его восприятие происходящего, как правило, не
совпадают. Извечный вопрос, волнующий его – кто сошёл с ума, я или
мир?

Поэтому, он убегает в свои миры, где есть лавка смелости и ломбард
для страхов, принцы и единороги, Бог и Путь и где есть Ясность. Ему
не бывает скучно одному. Он найдёт чем себя занять, даже ничего не
делая. Любимое занятие – тупить, глядя вдаль и слушая тишину. Ему в
голову не придёт позвонить человеку без дела, чтобы “просто
поболтать”. И если он это делает, то только потому, что его в
детстве научили – людям это важно и надо иногда это делать, если
они тебе дороги. “Просто поболтать” для них – это вызов, работа.
Миллион оттенков голоса, эмоций, настроений, мелочей улавливаются,
превращаясь в терабайты информации, автоматически анализируясь и
уходят в чертоги разума, выстраиваясь в схемы, воздушные замки и
стратегии. Иногда я смотрю на человека, которого не видела много
лет и у меня всплывают такие мелочи о нем, которые он сам давно
забыл. Зачем мне все это? Бежать! Бежать от всех, спрятаться, и
никого не видеть, не слышать. И я выгораю, бегу, улетаю в свои
миры, остаюсь одна, даже находясь в обществе.

Беда только в одном – мой богатый внутренний мир постоянно
нуждается в новых впечатлениях. Если нет вливаний извне, он начнёт
пожирать сам себя, интеллект переходит в умствования и мой творец
миров опускает руки, сигналя, что краски кончились и мир стал
черно-белым. А кто даёт эти краски? Правильно – Люди! Со своими
жизнями, историями, эмоциями, чувствами. И я говорю себе “нет, мир
не сошёл с ума” и опять вылезаю из кожи. Иду к людям, жажду
общения, впитываю их, вбираю их истории.

 

Жить с шизоидом трудно. Приступы социофобии распространяются и на
близких. Я могу закрыться просто потому что “перегруз”, а не потому
что меня кто-то обидел или мне что-то не понравилось. Мои домашние
это называют “вылетела”. Причём я вылетаю не в мысли, я все вижу и
слышу, но будто через стекло, нейтрально, безоценочно, не
вовлекаясь. Словно смотрю через окошко в чужой мир, до которого мне
нет дела. Это, кстати, спасает меня от импульсивной реакции в
конфликтах. При первой угрозе, я прячусь и, улыбаясь, не меняясь в
голосе и реакциях, прохожу ситуацию, не цепляясь за форму
происходящего и видя суть. 

Проработанного шизоида вообще трудно зацепить. Надо, во-первых,
хорошо знать его больные точки, то есть быть в курсе его
внутреннего мира, а туда пускаются немногие, и во-вторых, поймать
его врасплох, в открытом состоянии, что трудно, так как вылет в
иные миры происходит молниеносно при любой угрозе. Стандартные
больные точки, типа – внешность, ум, возраст, образование, статус,
достижения и прочая лабуда шизоидов мало волнуют. Это внешнее, а
“он” – это внутреннее.

Но, на самом деле шизоид очень раним. Его ранят не пробоины в эго,
не слова, тон или децибелы, а сам факт нападения. А в его мире все
друг друга любят. Он идеалист! А тут война и несправедливость. И
ты, Брут? Поэтому, не выдавая внешнюю реакцию, сохраняя лицо, он
открывает огромный мешок, куда складывает все чувства, реакции,
прихватит намерения и состояние оппонента, гигабайты другой
информации о том, что происходит на самом деле и со словами “Дома
дожую!”, вылетит на свою планету к своей Розе. Потом, когда он
остаётся один, его накроет. Он все запомнит. И не забудет никогда,
поверьте. 

Люди, которые его отвергли, обесценили, предали, навсегда будут в
чёрном списке, даже если его оболочка продолжит общение по
каким-то, важным для него причинам. Он будет рассматривать,
анализировать, перебирать и структурировать прихваченное с собой
добро делать выводы, принимать решения. Вернётся он уже с
конструктивом и никто даже не догадается, какой ураган прошёлся по
его любимым замкам и сколько голов было снесено единорогам. Все
думают, что шизоиды спокойные, мудрые и без эмоциональные. Щас!
Просто к их чувствам мало кто допущен.

Как я уже сказала, его бог – интеллект! Он делит людей на умных и
глупых. Первые ему интересны. Вторые безразличны. Не то, чтобы они
его раздражали или он их не любил. Он не тратит своё внимание на
них. Может понаблюдать как за хомячками в колесе, даже поумиляться,
но не более.

Шизоид абсолютно сапиосексуален. Его возбуждают только умные,
глубокие партнёры со своим богатым внутренним миром. Поверхностные
партнёры для него бесполы и неинтересны. И неважно, у кого сколько
денег, машин, какая должность и статус. Если ты глуп, это тебя не
спасёт.

Дети шизоиды удобны. Они не идут в конфликт, внешне спокойно
проходят подростковый возраст (хотя именно им он даётся труднее
всего), но если ты не нащупал тропинку в его внутренний мир,
обесценил богатства, которые он имел неосторожность принести тебе
на обсуждение, ты для него умрешь. Контакт будет потерян и
когда-нибудь, если ребёнок шизоид от своего одиночества не вскроет
себе вены, он отрежет отвергающих его родителей без сожалений,
воспринимая их как глупое и недоразвитое животное. Если ребёнок
шизоидного типа, надо очень бережно и очень трепетно относиться к
его стремлениям, чувствам, наблюдать за реакциями, слушать, слышать
и говорить. Говорить глубоко, о себе, о нем, о мире, о боге. Не
врать! Он это обязательно считает! И ничего, повторюсь, ничего не
обесценивать. Границы он свои бережёт и закроет от Вас при первых
признаках нападения. Закроет раз, закроет два, и ещё какое-то
количество раз, пока вы не исчерпаете его кредит доверия. И тогда
это уже будет окончательно. Шизоид, особенно ребёнок, даёт людям
много шансов, ведь в его мире все любят друг друга и ему нужно
нарастить много-много цинизма, чтобы на вопрос кто сошёл с ума,
твёрдо ответить – я нормальный!

Для шизоидов крайне важно иметь много личного пространства. В том
числе, свой дом-крепость или, хотя бы, свою комнату, куда никто не
войдёт без спроса. Хотя, они это часто сами не осознают. Если есть
огромный внутренний мир, куда можно смыться в любой момент, зачем
нужно внешнее? Но когда это пространство появляется, он начинает
выползать в общение все чаще и чаще, открываясь глубже и быстрее.
Там он отдыхает, собирает силы, выстраивает себя. Уходит его
тревожность и желание защищаться от неожиданного вторжения, есть
безопасная нора, и появляется потребность в развитии. А развитие –
это люди.

Я хорошо выбрала профессию (или профессия выбрала меня?), люди с их
мирами, пиршество интеллекта, обилие чувств, мыслей, намерений,
защитная дистанция терапевт – клиент. Разве не идеально?
Ограничения только в одном – страх публичности и отсутствие внешних
амбиций (узнаваемость, звания, погоны, статус), как страх
поглощения. Поэтому, все мои попытки мотивировать себя написать
книгу, защитить кандидатскую, участвовать в дискуссиях или
совместных проектах, разбиваются о простой и очень внятный вопрос
моего шизоида:”А нахрена?” И я понимаю, что ничего кроме:”Надо,
Вася, надо!”, я ему ответить не могу. А вот уж чего, чего, а
“Надо!”, давно для меня не аргумент.