Осторожно психотерапия может украсть ваши суперспособности – Психология о А до Я

Осторожно: психотерапия может украсть ваши «суперспособности»

Осторожно: психотерапия может украсть ваши «суперспособности»

«Мне кажется, ты живешь за кого-то еще». Энное количество лет
назад я гордилась такой характеристикой. Успевала страшно много. А
сейчас очень страшно об этом вспоминать.
«Нормальные люди разбиваются», – говорила в моем детстве одна
девочка о другой, прыгнувшей с крыши своего дома с простыней, –
проверяла, сможет ли полететь. Девочка не разбилась и, кажется,
практически не пострадала. Повезло.
Нормальные люди устают. Нормальные люди останавливаются. Нормальные
люди жалуются. Есть преимущества в том, чтобы быть ненормальным
(например, многие восхищаются), но чревато.

Психотерапия украла мои суперспособности. Невпихуемое не
впихивается, троллейбус не резиновый… При попытках вспомнить былое
и утрамбовать прежний объем задач в 24/7, обнаруживается фокус:
утрамбовывается, только я перестаю что-либо чувствовать. Какое-то
время в режиме нон-стоп просуществовать можно, но при этом
желательно – подальше от людей. Потому как они задевают во мне
живое – и все утрамбованное летит, простите, к чертям. И хочется
жаловаться, и остановиться, и, кажется, я уже плачу, или затыкаю
уши руками, не могу ничего слышать, и видеть, и «не трогайте меня»…
То есть функционировать теоретически можно. Но с оговоркой – «не
прикасайтесь и ничего не спрашивайте». Смотреть и восхищаться –
можно, но молча. «Суперспособные пассионарии» и сверхчеловеки
нуждаются в особом режиме доступа к телу.

…В общем, фокус очень многое показал. Есть плата за
«нормальность». И я хочу быть «нормальной». Мне хватит прожить
только за себя. Волшебство закончилось. Доктор отобрал у меня
суперспособности. Повезло.
 

***
Этому тексту пошел четвертый год. И нужно вносить поправки:
например, уже ничего не «утрамбовывается» и не чувствовать уже
невозможно. Что-то одно: или неплохо (до поры до времени)
функционирующий робот, или живой человек. Уязвимый, несовершенный,
не могущий впихнуть невпихуемое. Чувствующий много и разное.
Иногда, честно, хочется, как у Веры Полозковой: «чтоб на Рождество
сделал Бог меня одинаковой, чтоб не чувствовать ничего…».
Собственно, это так и работает: когда психика не справляется с
нагрузкой, с переживаниями по поводу тех или иных событий, когда
ресурсов для решения задачи недостаточно, вступают в силу защитные
механизмы и при этом уменьшается чувствительность. Человек
становится менее «живым». Зато более приспособленным к требованиям
ситуации, в которой он оказался. Каждый делает свой выбор, и мой —
в первую очередь человеческий, а не профессиональный — это выбор
чувствительности, это шаг в сторону разморозки, расколдовывания,
когда для этого есть возможность, как говорят, «ресурс». Хоть и
«плата» за такой выбор есть. А с точки зрения
профессиональной, терапевтической, думаю, важно предупреждать
клиентов, что психотерапия может «отобрать суперспособности». Даже
если основной запрос не связан с трудоголизмом. Такой вот побочный
эффект.