Невротические расстройства – Психология о А до Я

Невротические расстройства

Невротические расстройства


Феномены и явления, описываемые этим понятием, достаточно
часто пересекаются между собой. Достаточно часто в разных
исследовательских традициях это описывается по-разному, причем это
касается даже больших психотических расстройств.

Сам термин «невротические расстройства» ввел Уильям Каллéн в XVIII
в. В ходе длительного применения этот термин претерпел самые
различные трактовки и понимания, а в итоге сегодня вообще не
существует такого диагноза, как «невроз». Более того, на
сегодняшний день термин «невроз» де-юре отсутствует во всех
глоссариях. Однако та симптоматика, которую обозначали данным
термином, никуда не делась и все то, что раньше описывалось
собирательным параметром «невроз» сейчас описывается в разных
диагностических рубриках. Во многом это объясняется тем, что в ходе
развития науки какие-то представления углублялись и
конкретизировались.

Ранние этапы изучения неврозов связывают с именами представителей
психоаналитической парадигмы. Одним из первых неврозы стал
исследовать представитель французской социологической школы Пьер
Жане, который последовательно проводил мысль о том, что неврозы –
это те расстройства и состояния, которые являются абсолютно
социальными по своему происхождению. Чуть позже него эту тему стали
развивать представители классического психоанализа (Фрейд
сотоварищи). Впоследствии исходя из тезисов психоаналитиков о
стадийности психосексуального развития были разработаны
представления о психотической, пограничной и невротической
структурах. Исходная принадлежность к тому или иному типу структур
будет влиять на конечный характер дезадаптации.

НЕВРОЗ – это одна из форм пограничных
нервно-психических патологий, промежуточная между нормативным и
психотическим.

Феноменология неврозов хорошо описана в работах Антона Кемпински
«Человек и невроз» и «Психопатология неврозов».

Именно в классическом психоанализе впервые появляется представление
о трех классах невротических расстройств:

АКТУАЛЬНЫЕ (ПЕРВИЧНЫЕ) НЕВРОЗЫ

– это те невротические расстройства, которые возникают в качестве
реакции на ситуацию. Соответственно, их симптомы не имеют
символического смысла, а значит они бесплодны для психоанализа.
Сюда входят:

НЕВРАСТЕНИЯ, явление нервной слабости – это постоянное переживание
состояния усталости, непереносимость физических и
психо-эмоциональных нагрузкок. Часто неврастения сопровождается
жалобами психовегетативного содержания (головная боль, нарушения
сна, боли в груди не кардиального происхождения, нарушения в работе
ЖКТ

Подобная симптоматика неврастении очень четко демонстрирует
двойственный статус эмоций – ни одна другая психическая функция не
имеет такого «прямого выхода» на физиологические системы. Любая
эмоция возникает по психологическим причинам и невозможна в отрыве
от физиологической составляющей. Соответственно, у любого невротика
всегда будут присутствовать 2 ряда симптомов:

– эмоциональный дискомфорт с тревожностью, эмоциональной
лабильностью и чувствительностью;
– изменение общего телесного самочувствия (тут все индивидуально,
e. g. Один студент на экзамене забывает все, что учил, у другого
нужное вдруг всплывает буквально out of fucking nowhere, а третий
вообще умиротворенно засыпает в обнимку с билетом).);

ПРОСТАЯ ТРЕВОГА – это специфическое переживание или эмоция, которая
возникает у человека тогда, когда на пути реализации его мотива
возникает какое-то препятствие. Это природный/адаптивный механизм,
который сигнализирует человеку о том, что с реализацией его мотива
что-то пошло не так

 
ВТОРИЧНЫЕ НЕВРОЗЫ (ПСИХОНЕВРОЗЫ)
Сюда входят:

ИСТЕРИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ – это неприятные ощущения в теле, вызываемые
вытесняемыми представлениями. Строго говоря, не все истерические
проявления могут быть отнесены к невротическому уровню
расстройства. Бывают и психотики-истерики, и «пограничные»
истерики. Истерия (от греч. Hystera – «матка») известна уже веков
так 20 и всегда считалась крайне непонятным заболеванием со
сложнообъяснимыми проявлениями. Варианты грубых проявлений:
истерическая глухота, слепота, истерическая дуга, истерический
припадок (близок по своему проявлению к эпилептическому – с той
разницей, что истерик никогда не будет бить дорогой сервиз и не
будет падать там, где грязно и/или неэргономично. У истериков
припадок имеет чисто коммуникативный смысл, чего нет и быть не
может у эпилептиков. В отличие от эпилептиков, которые в припадке
падают плашмя, истерики очень красиво падают и весьма артистично
сползают по дверному косяку. Кроме того, при истерическом припадке
сознание не «падает» до коматозного уровня). На ранних этапах
изучения термины «истерия» и «истерический невроз» считались
синонимами. Истерики обладают известной спецификой мотивационно-
потребностной сферы и профиля интрапсихических защит (сексуализация
как защита – это их ‘фишка’). 

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ – это всевозможные навязчивые страхи,
воспоминания и сомнения, а также соответствующие ритуалы защиты.
Если ритуалы сформированы у невротика и он не может без них
обходиться – это проблема. 

ФОБИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ: фобии сильнее, чем страхи, они сопровождаются
выраженной вегетативной симпоматикой. Более выраженные
ритуалы.

 
НАРЦИССИЧЕСКИЕ НЕВРОЗЫ

В отличие от классических психоневрозов, происхождение которых
психоаналитики связывали с неблагополучием на Эдиповой стадии
психосексуального развития (~5-8 лет), нарциссические неврозы они
связывали с более ранним возрастом (т. Н. Фаза нормального
нарциссизма). 

ДЕПРЕССИЯ. Именно Фрейд был первым, кто описал депрессию как
состояние, несущее в себе существенный нарциссический радикал.
Подробнее – в эссе «Печаль и меланхолия» (1917 г.)

ИПОХОНДРИЯ. /Об этом виде неврозов Фрейд писал ну совсем мало…
/

В дальнейшем появляются представления о структурах Id, Ego и
Super-Ego. Происхождение невротического симптома связывается со
специфической динамикой сознательных и бессознательных проявлений
(в т. ч. Либидинозных инстинктов). В первые годы жизни человек
сталкивается с социальными запретами на проявление своих
либидинозных стремлений, после чего соответствующие влечения
оказываются вытесненными в Бессознательное. Возникает зона
напряжения либидо. Соответственно, если вся эта энергия инстинктов
никуда не исчезает, то она должна находить разрядку. Эта разрядка
получает выход в психоневрозах и их отдельных проявлениях. Это
могут быть социально одобряемые описки и оговорки, сновидения,
истерические параличи. Все эти симптомы могут быть сняты в
состоянии гипноза.

В психоанализе есть метафора «символический смысл симптома». Смысл
в том, что вытесненные в Бессознательное травматические переживания
проявляют себя в появлении какой-то симптоматики – и эти симптомы
содержательно связаны с содержанием внутреннего конфликта и
вытесненных переживаний. И тип симптома, и его локализация
достаточно прямо связаны с вытесненными переживаниями. Пример:
психогенная слепота, наступившая у пациентки в процессе наблюдения
гибели близких родственников. Пример #2: пациентка с психогенным
птозом, 20 у которой самопроизвольно закрывались глаза, после чего
она не могла поднять веки без помощи рук.

В классической психоаналитической трактовке невротические
расстройства всегда рассматриваются как сбои в работе механизмов
психологической защиты, а невротические симптомы всегда понимаются
как итог определенного неблагополучного этапа раннего
онтогенетического и психосексуального развития. Именно в
психоанализе был впервые поставлен и последовательно рассмотрен
вопрос о роли раннего детства в генезе невротического симптома. В
логике психоаналитиков, за любым невротическим расстройством всегда
стоит какая-то психическая травма (а за этой травмой может стоять
другая – еще более ранняя).

Представление о трех уровнях личностной организации по
психоанализу

ПСИХОТИКИ: их основная проблема – «быть или не быть? » (проблема
бытийности в целом). Отсюда же их общая повышенная
суицидальность.

ПОГРАНИЧНАЯ ЛИЧНОСТЬ: главная проблема – «могу ли я быть один? »
(проблема одиночества и поиска опоры). Основная часть психогенных
депрессий – как раз из этой «оперы». Такой человек всю жизнь ищет
объект опоры и склонен сначала приписывать объекту симпатий
несуществующие достоинства, а затем неизбежно разочаровываться в
оном. При этом потеря такой фигуры субъективно воспринимается как
утрата части себя. В этом смысле меланхолик согласно работе Фрейда
«Печаль и меланхолия» опечален не потому, что он потерял кого-то, а
потому что он потерял часть самого себя. Такие дела.

НЕВРОТИКИ: у этих главная проблема звучит как «имею ли я право? »
(проблема удачи/неудачи в сексуальном контексте). Невротический
истерик принципиально отличается от нарциссической личности тем,
что последний не сомневается в собственной уникальности, тогда как
сомневающийся невротик не склонен демонстрировать свою известную
нужду, потому как боится отказа. Неполучение объекта для них
страшно и травматично, а раз оно так – то проще вообще не
просить.

Кроме психоаналитиков проблемы невроза часто описывали
когнитивисты. В частности – Аарон Бек, который предложил
«когнитивную триаду депрессий», включающую 3 системы негативных
оценок:

Негативная оценка себя;
Негативная оценка своего настоящего;
Негативная оценка своего будущего.

В любом когнитивном подходе применимо к аффективным расстройствам
всегда говорится о том, что есть некий единый «клубок» аффективно-
когнитивного взаимодействия, который можно разомкнуть «с разных
концов» (например, обратиться к когнитивным составляющим). Всегда
делается акцент на роли специфических негативных паттернов
мышления, которые мешают человеку адаптироваться. Сейчас описаны
паттерны патологического мышления, которые характерны для больных
депрессией, фобическими расстройствами etc. Говоря о становлении
когнитивной терапии, важно вcпомнить о фигуре Ричарда Лазаруса,
который в 1946 г. Одним из первых заговорил о явлении
психологического (ментального) стресса и еще до Бека и Эллиса ввел
представления о когнитивной оценке угрозы. По мнению Лазаруса,
ситуация приобретает для субъекта стрессовую нагрузку только тогда,
когда она оценивается им определенным образом. У него же впервые
появились представления о защитных механизмах психики с позиции
когнитивной психологии. Лазарус писал о том, что /в идеале/ нужно
сделать механизмы психологической защиты осознаваемыми – правда, не
совсем понятно как этого добиться.

Также есть физиологические подходы к неврозам. Так, Иван Павлов еще
в 1932 году опубликовал доклад о т. Н. Экспериментальных неврозах.
Суть: у собаки вырабатываются 2 условных рефлекса разного
содержания на сходные раздражители, после чего оба этих
раздражителя совмещаются во времени. Это вызывает у животного
состояние «сшибки нервной деятельности» (термин Павлова) с
последующей смертью от инсультов, инфарктов или изъязвлений ЖКТ.
Предложенный Павловым классический способ моделирования невроза
показал, что в ситуации эмоциональной нагрузки фактически возможен
летальный исход. Это исследование было проведено до работ Ганса
Селье, который много исследовал стресс и его последствия на
материале крыс. После работ Павлова метод эксперимента вошел во всю
психосоматику.