Каким я не могу быть с тобой – Психология о А до Я

Каким я не могу быть с тобой

Каким я не могу быть с тобой

Каждый человек, осознаёт он это или нет, в общение приносит
разрешение/запрет на те или иные эмоции рядом с собой.
 
Всё просто. Вспомните сейчас своих близких (родителей,
мужей/жён, друзей). По очереди представьте каждого и себя рядом с
ним. Спросите себя: “Какие чувства я не показываю этому человеку?
Каким я не рискую быть?”
 
Не спешите с ответом и выключите голову. Просто представьте
себя рядом с другим радостным, в удовольствии, злым, пугающимся, в
состоянии тревоги, плачущим (по очереди каждая эмоция). Что удалось
легко, а что, как ни старались, не получилось?
 
С мамой, например, я никогда не могла открыто порадоваться. В
ответ часто слышала обесценивание, сомнения в поводе. Зато
пожаловаться, поныть – сколько угодно.
 
У меня были отношения, в которых любое недовольство,
раздражение, злость рассматривались как крах, конец любви,
перечеркивание всего хорошего. 
 
Рядом с “позитивными” людьми (даже в сети) мне невозможно
находиться. В каждом посте они постоянно желают всем Любви (именно
с большой буквы) и Добра. А я в этот момент думаю о том, где же
прячется и откладывается их, так называемый, “негатив”, и чем он
аукнется.
 
Запрет на эмоции негласен, вы хорошо почувствуете его в виде
витающего напряжения в воздухе, в том, как выражаете себя “с
оглядкой” на то, насколько это уместно.
 
Быть самой собой рядом с Другим, – это, прежде всего, ощущение
свободы. Как будто внезапно вы вышли из маленькой душной комнаты и
оказались в просторном зале, полным света и воздуха.
 
Подобные ощущения можно испытать с близкими.
 
И, конечно, психотерапия – опыт, когда многие впервые рискуют
прочувствовать свою уязвимость и решиться на злость/печаль/радость
и др. эмоции.
 
Всегда удивительно и трогательно наблюдать, как уходит
напряжение и меняется мимика. Девушка сессию за сессию не снимает с
себя улыбку, убеждает меня, что ей так привычно и она даже не
обращает на неё внимание. В какой-то момент она рискует посмотреть,
что же скрывается за ней. 
 
Вместе мы обнаруживаем, что за обаятельной улыбкой много лет
прятались злость, печаль, боль за развод родителей в детстве. А
маленькая девочка просто решила, что не хочет расстраивать и без
того грустную маму, а потому так и останется веселой и
жизнерадостной. И какая-то очень большая её часть оказалась
неувиденной, непризнанной, непрожитой.
 
Так мы и встречаемся друг с другом “половинками”,
“четвертинками”, и очень редко по-настоящему живыми.