Беспощадный русский гештальт – Психология о А до Я

Беспощадный русский гештальт

Беспощадный русский гештальт


Это была дискуссия, инициированная и модерируемая мной на
конференции “Окно в гештальт”  в Санкт-Петербурге, 29 октября
2017.
Чтобы было чуть яснее, как все начиналось, привожу анонс, который
был в программе конференции.
—————————
“Русский гештальт – бессмысленный и
беспощадный?”
Будучи гештальтистами на постсоветском пространстве, мы
оказались в интересной, хотя и непростой ситуации. 
Гештальт с самого своего рождения задал, благодаря харизме и
энергии Фрица Перлза, бунтарскую ноту в мелодии различных
направлений психотерапии. 
Он отлично прижился на территории нашей Родины. 
Русскому гештальту около тридцати лет и он имеет неоднозначную
репутацию. “Требуется психолог. Гештальтистов и НЛПеров просим не
беспокоиться” – такое объявление легко встретить. 
Я принесу реальные истории и озвучу претензии к гештальтистам как
от коллег-психологов, так и от клиентов. Обсудим?
————————–
Я действительно принесла реальные отзывы людей (отмониторила в
интернете отклики с 2009 по 2016 год), имеющих претензии к
гештальту.
Большая часть отзывов подобралась от пытавшихся учиться в
гештальт-институтах, но “что-то пошло не так”.
И мы с коллегами обсуждали образ гештальта и гештальтистов,
сложившийся в наше время и в нашей стране. Нам удалось, как мне
кажется, не уйти в защиты, в которых мы все поднаторели (типа “ну,
это ж проективный механизм”, “люди просто отреагируются” и
т.п.). 
Мы действительно задумались о том, где наша часть ответственности
за создавшиеся стереотипы гештальта как сектоподобной организации,
а гештальтистов как довольно неуравновешенных и нечутких
людей…
И вот краткое резюме дискуссии:
1. гештальтистов банально больше статистически, часто на
порядок больше, чем институтов и людей иных направлений
психотерапии; больше людей – больше откликов, как отрицательных,
так и положительных;
2. гештальтистами называют себя все, кому не лень,в том числе
недоучившиеся, несертифицированные, непризнанные проф.сообществами
люди, с фиговым, прямо скажем, качеством работы;
3. гештальт развивается у нас бурно и не избежал “болезней
роста” – не все обучающие программы имели достаточно часов
тренинга, простроенную программу обучения, нормальный отбор
участников группы и достаточно квалифицированных ведущих, особенно
в первые годы появления у нас; 
уровень личной проработанности и профессионализма тех, кого они
навыпускали – понятно каков, а отношения и границы внутри
институтов тоже иногда оставляют желать лучшего;
4. сами гештальт-сообщества недостаточно ясно позиционируют
для внешней среды – кто может считаться гештальт-терапевтом и как
понять, признан ли человек, называющий себя гештальтистом,
сообществом, к которому он принадлежал/принадлежит,
квалифицированным и готовым практиковать.
Мне понравилось обсуждение, я благодарна участникам. 
Очень надеюсь, что оно внесло свой микровклад в повышение
осознанности нас как сообщества.